Что общего дизайнерские лампы имеют с шутами средневековых королей?

Королевский шут

Что общего дизайнерские лампы имеют с шутами средневековых королей?

Королевских шутов было, вероятно, немногим меньше, нем самих монархов. И они могли буквально все. Шут мог усесться на королевский трон, мог встать впереди короля, позади него или рядом. Мог говорить от имени короля или передразнивать его. И это в те времена, когда один недобрый взгляд в сторону королевской особы мог повлечь ее гнев и строгое наказание.

Королевские шуты были самыми свободными людьми в государстве!

Шуты при королевских дворах – примета отнюдь не европейского Средневековья и Ренессанса. Шутовским ремеслом занимались и при правителях Востока, и еще раньше – во дворцах римских императоров. Не обошли шуты и китайских императоров. Они вели свою рискованную игру даже при дворах царьков африканских племен и безобразничали во дворцах грозных российских царей.

Накоротке с монархом

Среди шутов выделялся француз Трибуле, живший в XV-ХVI веке. Был он известен не только своим остроумием, но и глубоким умом. Трибуле стал весьма популярным образом в европейской культуре.

Его имя обессмертили многие писатели. Кроме того, герой оперы Верди «Риголетто» списан именно с него. Упоминание о нем можно встретить у Франсуа Рабле в «Гаргантюа и Пантагрюэле».

Это оттуда пошло выражение: «Иной дурак и умного научит».

Родившийся в 1479 году Трибуле стал придворным шутом при короле Франции Франциске I, испытывавшем к нему необыкновенную симпатию.

Трибуле мог творить что угодно, безнаказанно обижать знатных дворян, зная, что король защитит его в любой ситуации, а его обидчик будет сурово наказан.

Однако затем случился чудовищно скандальный случай: Трибуле втихую подрезал панталоны одному знатному человеку. В результате тот, кланяясь королеве, продемонстрировал всему двору свой зад. Тут уж королевской любви пришел конец.

Другой француз по имени Шико родился в Гаскони в 1540 году. Это был необычный шут – единственный за всю историю Франции, который носил перевязь со шпагой. Ведь настоящим его именем было Жан-Антуан д'Англере, и происходил он из дворянской семьи.

В марте 1584 года король пожаловал ему титул. Шико пользовался при дворе Генриха III Валуа свободой, равной той, которой был удостоен до него Трибуле. И той, которая будет предоставлена 40 лет спустя шуту Л'Анжели при дворе короля Людовика XIII.

Шут обладал неограниченными возможностями, ему дозволялось абсолютно все.

гал короля как мать ребенка. При этом он обладал всеми качествами, необходимыми придворному: лицемерие, наигранные улыбки, гримасы, лукавая ирония, сарказм и притворство. Он был остроумен, весел, полон задора и энергии, излучал положительные эмоции.

Кроме того, Шико прекрасно умел подражать чужим голосам. Он находил общий язык с любым человеком. Даже с самым злейшим врагом короля! Он мог войти в доверие к любому: как к пьянице-монаху, так и к принцу крови.

Он знал практически все, что происходит в королевстве и вокруг него, и умел просчитывать события на несколько ходов вперед. В Шико была воплощена мудрость королевства! По сути, он был прекрасным философом, ничего не принимая близко к сердцу.

Лишь посмеивался потихоньку над неблагодарностью людей.

Свое положение при дворе он сохранил и при следующем короле – Генрихе IV. Но в 1591 году при осаде Руана Шико пал жертвой странного покушения в результате таинственной интриги, организованной Католической лигой. Так закончилась жизнь великого шута и славного дворянина.

Под сводами Зимнего дворца

Российские цари тоже не брезговали обществом шутов. Широко известен не только в России, но и за ее пределами любимый шут Петра Великого – родившийся в 1699 году Иван Александрович Балакирев, принадлежавший к старинному роду.

В 1715 году он, как принято, был определен в Преображенский полк и должен был обучаться инженерному искусству. Но в 1719-м был переведен «для домашних послуг» во дворец, где назначен в ездовые к Екатерине. Отличаясь остроумием и расторопностью, он сумел сблизиться со многими придворными. Официально шутом при Петре он не считался.

Но был им по факту: славился своим остроумием, был весьма близок к царю и даже называл его по-свойски Алексеевичем.

На свою беду, Балакирев взял на себя роль посредника и рассыльного между женой Петра Екатериной и ее любовником, камергером Виллимом Монсом. Когда это дошло до Петра, царский гнев был страшен. Петр казнил Монса, голова которого еще много дней после этого была выставлена насаженной на кол на Троицкой площади Петербурга.

Балакирев пострадал меньше: Петр приказал вздернуть его на дыбу, после чего был он бит батогами и отправлен на 3 года в ссылку. После воцарения Екатерины I в 1725 году Балакирев был возвращен в столицу и пожалован чином прапорщика Преображенского полка.

Благодаря своему врожденному умению ладить с каждым, был определен ко двору императрицы приближенным человеком и стал выступать в роли официального шута. Пришедшая на смену Екатерине императрица Анна Иоанновна окончательно зачислила Балакирева в штат «дураков», в обязанности которых входило тешить скучавшую императрицу.

Бывало, шуты получали дорогие царские подарки, но при этом обращение с ними могло быть весьма жестоким. Однажды за отказ участвовать в показной потасовке между шутами Балакирев по приказанию Бирона был сильно побит.

Как-то по доносу «в произнесении слов, оскорбительных для императрицы» Балакирев угодил в Тайную канцелярию, но сумел выкрутиться – оправдался. В 1740 году Балакирев испросил разрешения императрицы на поездку в свои костромские деревни, но после смерти императрицы ко двору больше не возвратился.

Интересные факты

В Королевстве Тонга, затерявшемся среди островов Полинезии, в 1994 году нежданно объявился человек по имени Джесси Богдонофф. Он работал в американском банке, где тихоокеанское государство хранило свои (не очень-то большие) сбережения.

Американец сделал королю Тауфа'ахау Тупоу IV заманчивое предложение: взять на себя все заботы о бюджете Тонга, пообещав щедрые инвестиции и процветание. Попавший под обаяние Джесси король согласился. Вернувшись в банк, мистер Богдонофф принялся за дело.

Причем весьма успешно – за счет игры с ценными бумагами сумма на банковском счету королевства выросла более чем в полтора раза!   В 1999 году Джесси решил открыть собственное инвестиционное дело.  

Но сохранить при этом контроль за миллионами Тонга не мог – банк подал бы на него в суд за «кражу клиента».

Единственным способом выпутаться из этого было получить официальную должность в королевстве. Приехав на остров, Джесси на встрече с королем сказал: «Родился я 1 апреля, в День смеха.

А ведь каждому королю шут положен, так почему бы меня не сделать придворным шутом?» Король посмеялся, но согласился и издал королевский указ об официальном назначении Джесси Богдоноффа «королем шутов и шутом короля, дабы быть посланником доброй воли и нести людям мудрость и радость». Так появился на планете, вероятно, единственный (но, возможно, не последний) королевский шут XXI века.

Источник: http://MirChudes.net/people/1022-korolevskiy-shut.html

Придворный шут: жизнь и обязанности второго лица средневекового государства

Что общего дизайнерские лампы имеют с шутами средневековых королей?

В средневековье и времена правления Тюдоров шуты играли различные роли в жизни короля. Они выступали не только на балах, но также их брали с собой на поле боя. Кроме того, их использовали в качестве посланников, которые приносили вести королю и играли различные роли в судах. Однако, далеко не каждый знает, какова на самом деле была жизнь этих мужчин и женщин.

Шуты на праздниках и балах

Праздник в средневековье нельзя представить себе без шута, то есть, мудрого дурака, который бежит среди гостей, рассказывает непристойные шутки или жонглирует. В это же самое время музыканты играли на своих лютнях.

В 11-12 веках при дворе выступал широкий круг артистов, в частности, музыканты, певцы, фокусники, жонглеры и шуты. В 12 веке они упоминались в официальных документах. Часто в качестве вознаграждения они получали землю за верную службу.

Король Генрих II выделил шуту по имени Ролан ле Петтур 30 гектаров земли, когда он уходил со службы. Однако, король поставил условие, что шут каждый год будет возвращаться в королевский дворец на Рождество и веселить монарха.

Короли и дворяне не устраивали ежедневных банкетов, именно поэтому, шуты выступали только лишь изредка. В остальное время года они выполняли другие обязанности в домашнем хозяйстве. Например, они ухаживали за гончими, ездили на рынок, чтобы приобрести скот. Они зарабатывали деньги, чтобы прокормить свою семью.

Заработок шутов

Король Эдуард II и Эдуард III имели очень много шутов, и всех они называли «Роберто», независимо от того, какое у них было настоящее имя. Однако, ближе к 13 веку самые талантливые шуты начали обретать статус суперзвезды.

Те, кому посчастливилось стать королевским шутом, были обеспечены своей собственной лошадью и имели слуг. Шут Том ле Фоль выступил на свадьбе дочери Эдуарда I Елизаветы и получил за это 50 шиллингов. На то время это было целое состояние, так как максимальный заработок на то время составлял 2,5 цента в день, а гуся можно было купить за 1,5 цента.

Однако, далеко не всем шутам так везло. Один из них жаловался на то, что ему не давали дорогостоящие подарки, так как он не мог талантливо рассказывать истории и шутки, играть на инструментах, танцевать, жонглировать. Это говорит о том, что шуты обязательно должны были быть одаренными.

Жизнь шутов

Человека, которого избирали личным шутом средневекового короля или дворянина, предупреждали о серьезном вреде для здоровья. Им часто приходилось идти на поле битвы вместе со своими хозяевами, что носить послания для враждебной армии, с требованиями о том, чтобы враги сдались или предлагая им условия для освобождения заложников.

Иногда враги убивали посланников, так как это служило актом неповиновения, особенно, если они расценивали предлагаемые условия как оскорбление. Некоторые враги использовали катапульту, чтобы швырнуть несчастного посланника или его отрубленную голову в его собственный лагерь. Это было наглядной демонстрацией того, что они думают об этом сообщении.

Шуты на поле боя

Шуты играли жизненно важную роль в битве. В раннем Средневековье их работа состояла в том, чтобы вести психологическую войну, повышая настроение армии песнями и интересными историями.

Когда две армии занимали свои противоположные позиции, готовясь к битве, шуты между ними прыгали или ехали рядом на лошадях, успокаивая нервы людей, заставляя их смеяться над шутками.

Кроме того, они пели оскорбительные или неприличные песни, издевались и смеялись над своими врагами. Это подбадривало солдат и деморализовало врагов.

Шуты действовали практически так же, как современные футбольные болельщики.

Некоторые даже перед врагами балансировали копьями или мечами перед врагами, дразня и травя их, пока те, у кого самый горячий характер, не начали мстить за оскорбление и пытаться убить шута, что ослабило бы их оборонительную позицию.

Типы шутов

В Средние века было три типа шутов. Профессиональные шуты, которых нанимали дворяне, обязательно были проницательными, образованными и часто носили обычную одежду так же, как и их хозяева, а не классический костюм шута.

Богатые и благородные семьи также усыновляли мужчин и женщин, которые имели психические заболевания или физические уродства, оставляя их почти как домашних животных для развлечения или в качестве благотворительности.

Их часто называли «невинными дураками», им не платили, но зато обеспечивали едой и местом для сна на полу. Если дворянская семья решила, что эти шуты больше их не развлекают, то им иногда назначали пенсию в виде обычных милостынь, хотя, к сожалению, многие заканчивали свои дни нищими.

Третий класс шутов – члены «Обществ дураков», которые были особенно популярны во Франции. Это были группы любителей, которые выступали на Рождество или фестивалях и ярмарках.

Обычно они облачались в классический костюм шута с капюшоном с ушами и разноцветными туниками и привязывали к своей одежде или обуви колокольчики. Они прыгали по улице и танцевали. Некоторые даже носили своих детенышей на спине.

Самые известные шуты

К периоду правления Елизаветы шуты начали отходить от выступлений во дворцах и замках, превращаясь в комических актеров на сцене. К 17 веку стало достаточно опасным иметь королевского покровителя. Именно это пришлось понять талантливому шуту Джеффри Хадсону.

Он был очень известным шутом, с которым Карл I столкнулся, когда карлик выпрыгнул из-под корки пирога. Джеффри путешествовал вместе с королевой Генриеттой, когда она бежала в Голландию, а затем возвратился в Англию, чтобы сражаться во время гражданской войны.

Несмотря на свой рост, шут был опытным всадником и хорошим солдатом. Всегда верный королеве, он помог ей вернуться в безопасное место во Франции. Однако, через несколько месяцев брат лорда Крофта, который был капитаном королевской стражи, оскорбил шута за его рост. Джеффри вызвал его на дуэль и застрелил. Королеве пришлось изгнать шута.

Во время изгнания Джеффри схватили и продали в рабство. После его возвращения в Англию он был схвачен, обвинен в «папистском заговоре». Вскоре после освобождения из тюрьмы, Джеффри умер в возрасте 36 лет.

Последний известный шут

Одним из самых последних известных шутов был Сэмюэль Джонсон. Он мастерски танцевал, играл, рассказывал интересные истории и анекдоты во многих богатых домах Англии. Его покровителем был герцог Монтегю, который помог Джонсону поставить в Лондоне пьесу, где шут сыграл роль Лорда Пламени.

По общему мнению, его игра была просто ужасной, но тем не менее эта пьеса была поставлена более 30 раз в местном театре. Джонсон считал, что он превосходно поет, но обычно выступал, отвернувшись от зрителей, так как во время пения он так гримасничал, что все в зале не могли удержаться от смеха.

Когда он умер в 82 года, то изначально был похоронен на кладбище, однако, друзья (как он и завещал) извлекли его тело из могилы и перезахоронили в лесу в пустой гробнице. Изначально она предназначалась для его любимой служанки. Гробница расположена в любимом уголке этой служанки в лесу.

Могила Джонсона

Шут просил не оставлять его на кладбище, так как он говорил, что ему не нравится старуха, которая была там похоронена. Могилу Джонсона все еще можно посетить. На ней установлены доски с надписью, которая восхваляет таланты Джонсона.

Кроме того, стихотворение содержит повествование относительно того, что дни придворного шута прошли хорошо, однако, они прошли.

Вот такой вот сложной была жизнь придворного шута, который должен был во что бы то ни стало веселить своих хозяев.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Источник: https://FB.ru/post/history/2019/4/2/79295

Средневековые аниматоры

Что общего дизайнерские лампы имеют с шутами средневековых королей?

ШУТ – лицо при барском доме или дворце, развлекавшее забавными выходками господ и гостей. Комический персонаж в балаганных представлениях, паяц. В переносном значении – тот, кто кривляется или балагурит на потеху другим.

Словарь исторических терминов

У наших средневековых предков не было ежевечерних сериалов, интернета и юмористических телешоу. Зато у них были шуты, которые и выполняли те же функции. И кто же они такие — эти придворные фигляры и балаганные дураки? Чем смешили они людей, живших в те времена?

Профессиональный портрет шута

Ни один уважающий себя королевский и не только двор не обходился без шута. Это были развлекатели на все руки и ноги — они умели танцевать, музицировать, сыпать остротами к месту и не к месту, корчить рожи и показывать фокусы. Хороший шут — как и хороший костюм или, например, загородный домик, был предметом гордости хозяина и зависти окружающих.

Правда шутки тогдашних шутов вполне могут показаться нам не смешными, непристойными, а то и вовсе противными. Чувство юмора жителей, населявших Средневековье, совершенно не совпадало с нашим.

Нам сейчас юмористические изыски шутов показались бы циничными, приземленными, чересчур физиологичными и ужасно, ужасно непристойными. Впрочем, не будем осуждать шутов за плоский юмор.

Им, может, и хотелось бы шутить по-другому, но актера делает зритель.

Есть версия, кстати, что сальные и фривольные шутки имели сакральное и ритуальное значение и были унаследованы от римских времен, когда на каждом празднике, особенно связанном каким-то образом с сельским хозяйством, обязательно имел место разнузданный секс.

Таким образом люди вроде как призывали на свои земли плодородие и благость богов. То есть в шутах имелось что-то языческое. В пользу этой версии говорит и бесконечная война церкви с шутами. Их пытались запретить, упразднить и куда-нибудь деть.

И вообще шута очень часто изображали похожим на черта или дьявола.

При королевских дворах было очень много «нельзя». Жеские правила этикета предписывали каждому вести себя определенным образом и говорить только определенные вещи. И только шуту было можно все. Можно было переиначивать слова короля, смеяться над вельможами, дразнить их и всячески порицать за пороки и недостатки.

Хорошая позиция, правда? Только сможете ли вы назвать хотя бы десяток прославившихся в веках шутов? Да, шутам можно было говорить все и над всем подшучивать. Но вряд ли все шутки сходили им с рук. Жестокое время, что поделаешь… А если шут не умел шутить смешно, его били. И смеялись над тем, как смешно он корчится.

Это была очень сложная и опасная профессия.

Шутовской колпак и другие предметы одежды

У шутовского колпака было два или три «хвоста», увенчанных бубенчиками. Вроде как — ослиные уши. Еще шуты брили голову, потому что лысые — это смешно. Кроме бубенчиков они обязательно таскали с собой погремушку из свиного пузыря, видимо, чтобы производить как можно больше шума.

Окончательно образ шута складывается к XV веку. Это человек в кричащей экстравагантной одежде, в колпаке с ослиными ушами и в оплечье, увешанном бубенчиками. Пестрый жилет и штаны — из лоскутков или красного цвета. И был еще один корпоративный атрибут шута — кукла-марот — голова, как можно более похожая на самого шута, его двойник.

Еще шуты румянили и всячески раскрашивали лицо. Так что клоунский грим появился не на пустом месте, он тоже был знаком корпоративной принадлежности.

Как становились шутами?

Первое сообщение об организации «Ордена дураков» относится к 1381 г. (город Клеве на нижнем Рейне). В XV в. шутовские гильдии процветали по всей Европе, особенно во Франции и Бельгии.

Правда входили в них в основном школяры, мелкие чиновники и представители «деклассированной» городской богемы.

Дурацкие корпорации устраивали регулярные смотры-парады, пародирующие публичную и частную жизнь церковного и светского истеблишмента.

В некотором смысле все как сейчас — люди кривлялись на этих сборищах, шутили и высмеивали сильных мира сего, и кого-то из них замечали и предлагали работу более высокооплачиваемую, чем выступать по праздникам на площади.

Еще в шуты попадали уроды — карлики, многоногие и многорукие, искалеченные при рождении или жизнью. Одно время даже процветали фабрики по производству балаганных уродов, где детей намеренно превращали в уродов и продавали в балаганы. «Человек, который смеется», помните?

Знаменитые шуты

Большинство так и остались безвестными, канувшими в небытие дураками с раскрашенными лицами, но были и прославившиеся. Кое-какие имена вы все, наверняка, слышали.

Шико

Настоящее имя — Жан-Антуан д’Англере, был шутом французского короля Генриха III. Шико — профессиональное прозвище. Переводится как «пенёк, обломок зуба».

Родился в 1540 году в Гаскони. Умер в 1591 году во время осады Руана. Убит ударом эфеса шпаги по голове.

Образ Шико прославился, благодаря произведениям Александра Дюма, в особенности «Графини де Монсоро», конечно. Но Шико присутствует и в других книгах: «Сорок пять», Дюма; «Зрелые годы короля Генриха Четвертого», Г. Манн, «Пурпурная линия», В.Флейшгауэр.

Трибуле

Трибуле (фр. Triboulet; 1479, Блуа — 1536) — придворный шут королей Людовика XII и Франциска I.

Однажды Трибуле обратился к Франциску I с жалобой на одного знатного дворянина.— Cир! Мне угрожают смертью!— Ну, не волнуйся, шут. Тот кто лишит тебя жизни, через четверть часа будет повешен.

— Ах, ваше величество, а нельзя ли сделать так, чтобы он был повешен не через, а за четверть часа до того, как убьёт меня? Так будет надёжнее.

Образ Трибуле используется в третьей книге «Гаргантюа и Пантагрюэля» Рабле. Герои, чтобы узнать, жениться Панургу или нет, решают обратиться к Трибуле. При этом Пантагрюэль и Панург наперебой расхваливают шута, каждый на свой лад, но оба сходятся на том, что Трибуле «сумасброд несомненный… неизменный и отменный».

Станчик

Придворный шут великих князей литовских и королей польских Александра Ягеллона, Сигизмунда I Старого и Сигизмунда II Августа.

Про его биографию сохранилось немного достоверных сведений. Он родился в деревне Прошовицы близ Кракова. Своего привилегированного положения при королевским дворе добился благодаря своему остроумию; пользуясь статусом шута беспощадно критиковал беззаботную политику повелителей.

В заключение…

Другие времена — другие нравы. Сейчас звездами становятся выдающиеся красавцы и красавицы, по сравнению с которыми простые смертные выглядят несовершенными нескладехами.

Наши же с вами предки предпочитали любоваться людьми уродливыми, на фоне которых сами они, обычные, в сущности, зато с нормальным сложением, пропорциональным лицом и одеждой, более или менее со вкусом подобранной, смотрелись бы красавцами, расправляли плечи и заглядывали в каждое зеркало, чтобы убедиться, что они-то как раз ого-го! Дикие времена… Но что-то мудрое в этом есть, не находите?

Надеемся, что вам было интересно, весело или полезно. Если вдруг вам хочется сказать нам спасибо за работу, то это очень просто сделать!

Источник: http://royal-v-kustah.ru/archives/550

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.